Провал цифровых валют

Центральный банк Российской Федерации начал тестирование цифрового рубля 15 августа, планируя его широкое внедрение к 2025 году.

Однако реакция экспертов финансового рынка на данный проект была неоднозначной. Давайте рассмотрим суть цифровых валют с точки зрения поведенческой экономики без эмоций.

Цифровой рубль
Цифровой рубль

В настоящее время цифровая валюта была внедрена лишь в небольшом круге малых или слаборазвитых субъектов, таких как «песчаный доллар» на Багамах, цифровой карибский доллар в Восточно-карибском экономическом и валютном союзе, цифровая найра в Нигерии и JAM-DEX на Ямайке.

Однако первые результаты использования «песчаного доллара» на Багамах за последние три года Bloomberg назвал «крахом», так как этот вид денег используется всего лишь в 2-3% операций. Багамцы настойчиво не желают использовать цифровую валюту.

Подобные плохие результаты были показаны и в других «цифровых юрисдикциях». В Нигерии цифровая найра составляет всего лишь 1,5% оборота, а электронные кошельки используются около 1% населения. В Восточно-карибском сообществе (Гренада, Антигуа и Барбуда, Сент-Винсент и Гренадины и др.) доверие к цифровой валюте рухнуло после того, как в январе 2022 года серверы проекта и технологическая платформа отвалились на два месяца. В это время невозможно было проводить транзакции с цифровой валютой, что причинило вред тем, кто верил в нее и завел электронные кошельки.

Проект цифровой валюты также провалился в Эквадоре, где электронные кошельки были заведены всего лишь 3% населения за год. Недавно стало известно, что высокие затраты на техническую поддержку системы уничтожают все преимущества цифровой валюты, и власти страны прекратили проект.

Везде, где была внедрена цифровая валюта, проекты можно считать проваленными через годы. Люди не проявляют большого желания заводить электронные кошельки — это делают лишь 1-3% населения. Вторая проблема — ненадежность технологических платформ, даже если они созданы западными IT-компаниями.

Изучив ситуацию в странах, где провалились проекты цифровых денег, можно понять, что причиной провалов стали неформальная экономика и малая доля людей и компаний, желающих показывать свои обороты и платить налоги властям. Местные чиновники также не заинтересованы в цифровых валютах, так как они пользуются серым и черным секторами экономики. В России ситуация, конечно, далека от Нигерии, но доля неформальной экономики все же приближается к уровню Гранады или Багам.

России придется использовать принуждение со стороны монетарных властей для внедрения цифрового рубля. Возможно, Россия последует по пути Нигерии, где при получении социальных пособий рекомендации МВФ указывают на перевод на цифровую найру. В России, вероятно, пенсионеры будут первыми получателями цифрового рубля.