О создании новых учебников истории

Борьба за умы и сердца допризывников находится в разгаре, и теперь власть принимает новый подход, вводя меры через школьный курс новейшей истории. Она озабочена настроениями молодежи и решила взяться за школьников, чтобы идеализация недавнего прошлого и оправдание настоящего стали эффективным инструментом формирования правильных граждан. Однако, стоит задаться вопросом, насколько это действительно эффективно в долгосрочной перспективе.

учебники истории

Идеализация истории: эффективный инструмент воспитания или неэффективное вмешательство?

Давайте вспомним, что учили советские учебники и какие уроки они давали. Они определяли, кто был хорошим, кто — плохим, что превозносили и что осуждали. Однако результаты воспитания людей на революционной романтике, на примере декабристов и народников, и апологии борьбы с царизмом, сейчас стали видны: эти же люди играют роль правых реакционеров. Борцы за умы и сердца идеализируют то, что проклинали советские учебники.

Что касается недавних и текущих событий, даже в идеологизированную советскую эпоху они не попадали в учебник истории, так как их исход еще неизвестен. Текущие события оставались в сфере политинформации, а не в области исторического образования. Важно различать историю и политинформацию. Про недавнее время тоже сложно говорить однозначно.

Наказание за незнание уроков истории: усвоение опыта или каша в голове?

Идеализируя застой, критикуя Горбачева и Ельцина, идеологи власти забывают, что без Горбачева и Ельцина не было бы России, какой она есть сейчас под руководством Владимира Путина. История, прежде всего, должна учить нас думать. Российская история — это набор уроков, которые можно было бы избежать. Необходимо избежать превращения истории в агитацию, чтобы усвоить этот опыт. Агитацию нужно читать и запоминать, а не осмысливать. Не следует создавать сумятицу в голове, воспевая «хороших» царей и «хороших» чекистов. Как заметил Василий Ключевский, история наказывает нас за незнание ее уроков, но прежде всего, она должна научить нас мыслить.